Ученые знают, как подавить гормон голода

Опубликовано: 03.09.2021

Исследователи из Института имени Скриппс синтезировали моноклональные антитела к «гормону голода» грелину и продемонстрировали их эффективность в борьбе с повышенным весом. В ближайших планах ученых — повысить эффективность связывания этих антител с грелином, а кроме того — оценить долгосрочные эффекты.

Эрик Зоррилла и соавторы публикации в Proceedings of The National Academy of Sciences выбрали такой метод борьбы с ожирением не случайно. Хирургические способы хотя и эффективны, но побочных эффектов от операций немало, да и избавиться от них весьма непросто. Разнообразные диеты и режим физических нагрузок-– оптимальный способ, но, чтобы ему следовать, надо обладать недюжинной силой воли, которой, надо признать у этой категории пациентов недостает.

Грелин — гормон, вырабатываемый клетками стенки желудка в условиях голодания и при повышении траты калорий. Он не только побуждает нас к поиску пищи, незатруднительному в развитом обществе, но и усиливает отложение жира, «заботясь» о запасах организма. При насыщении его уровень в крови падает, но лишь до тех пор, пока организму хватает энергии.

Ученые еще раньше продемонстрировали, что генетически модифицированные мыши с «дефектным» грелином устойчивы к ожирению даже при высококалорийной диете. Кроме того, попытки ингибировать грелин с помощью небольших молекул тоже оказались достаточно эффективны, сообщают Подробности.

За отсутствием разрешения президента на вмешательство в геном американской нации, Зоррилла и его коллеги создали антитела — белковые молекулы, способные очень адресно связываться с определенной мишенью — в данном случае молекулой грелина. Введение таких антител мышам значительно увеличивало промежутки между приемами пищи и уровень обмена веществ, при том, что мыши не ограничивались в доступе к кормушке.

Стоит отметить, что антитела к разнообразным факторам роста уже используются в клинической онкологии, так что развитие в этом направлении зависит только от возможностей пациентов и энтузиазма ученых, а не от решений политиков.