Украина может стать ведущим поставщиком биотоплива

Опубликовано: 05.07.2024

Дело движется к зиме, и коммунальные службы страны готовятся к очередному отопительному сезону. То, что он в этом году будет дороже, уже ощутили на себе все получатели коммунальных счетов: плата за тепло в стандартной киевской «двушке» поднялась на 35—40 грн. С учетом же того, что во многих городах тарифы не пересматривались несколько лет, повышение в целом может оказаться еще большим. В принципе, не критично, но все равно неприятно. Впрочем, альтернатива есть: как показывает мировая практика, не газом единым согреваются в большинстве цивилизованных стран. Та же Европа более 10 лет активно переходит на котлы, работающие на пеллетах. «Топливо будущего» или «топливо с уверенностью в будущем» — так европейские аналитики называют сегодня гранулы биологического тепла.

Анатомия биорынка

Самым дешевым и удобным сырьем для отопления в прошлом веке были сначала дрова и уголь, а потом нефть и газ. Однако разведанных залежей черного и голубого золота, имеющих приемлемую себестоимость добычи, по разным оценкам, осталось на 30—50 лет. Учитывая грядущую нехватку нефтегазовых ресурсов, в мире начался процесс их подорожания. Поэтому дальновидные западные страны сегодня активно вкладывают средства в развитие альтернативной энергетики, соответственно увеличивая использование новых способов отопления.

Пока тон в этом процессе задает Европа. Два года назад была принята Директива ЕС о развитии возобновляемой энергии, согласно которой страны Евросоюза к 2020 году обязаны увеличить долю возобновляемых источников энергии (ВИЭ) при выработке тепла и электричества до 20%. Уже в этом году за счет ВИЭ должно получаться 12% энергии, при этом более 5% — из твердой биомассы. По некоторым данным, доля биотоплива может возрасти до 74% общего вклада ВИЭ. И немалую часть в ней составляет сегмент топливных (древесных и агропромышленных) пеллет.

Темпы роста этого сравнительно молодого (не более 10—12 лет) рынка стабильны: ежегодно его объем увеличивается на 15—20%. В Великобритании, например, к 2012 году годовое использование топливных гранул увеличится с сегодняшних 500 тыс. тонн до 3,5 млн. тонн. Нидерланды планируют в течение 2010—2012 годов ввести в эксплуатацию ряд новых «зеленых» электростанций, увеличив объем потребления пеллет до 3 млн. т в год. При таких темпах к 2020 году ежегодная потребность в данном виде топлива в Европе будет колебаться в пределах 80—135 млн. тонн.

Сегодня ЕС является главным импортером пеллет в мире, а деятельность производителей сконцентрирована в странах, богатых лесными ресурсами, — в США и Канаде, а также странах северной Европы (Швеция, Финляндия, Германия). Однако в связи с увеличением потребления экспортеры сталкиваются с проблемой поиска новых объемов сырья. Используемого количества древесных отходов уже недостаточно. К тому же кризис сократил объемы лесопиления и деревообработки во всем мире, из-за чего повысилась цена сырья. Выходов всего три: выращивание быстрорастущих деревьев, импорт опилок либо принципиально новый продукт — агропеллеты, сырьем для производства которых являются солома, лузга подсолнечника и гречихи, полова риса, костра льна, рапс и даже конопля.

Гранулы выгоды

Украина как агропромышленная страна обладает огромным незадействованным ресурсом разнообразного сырья для выпуска как древесных, так и сельскохозяйственных пеллет. К сожалению, вот уже почти 20 лет мы плетемся в хвосте развитых стран мира по внедрению инновационных технологий, в том числе и в биоэнергетике. Учитывая значительный объем мирового производства (более 15 млн. тонн древесных пеллет в год), украинский пеллетный рынок находится еще в стадии становления: по оценкам аналитиков компании D&P Consult, объем производства в нашей стране по итогам 2008 года составил порядка 19—200 тыс. тонн.

Радуют несколько факторов. Во-первых, структура рынка производства, в которой на древесные гранулы приходится порядка 30—35% общего производства, большую же часть занимают пеллеты из шелухи подсолнечника и других сельскохозяйственных культур. С учетом растущего в Европе интереса к агропеллетам наша страна имеет неплохие перспективы в случае развития данного направления. Во-вторых, прошлогодняя статистика, согласно которой количество игроков на украинском рынке твердого биотоплива за два года выросло в несколько раз. Для сравнения: если в 2008 году выпуском пеллет занималось около двадцати компаний, то уже в 2009-м их количество достигло сотни. На нынешний и следующий год суммарно в Украине запланировано строительство еще более 10 заводов по производству древесных пеллет и топливных гранул из соломы зерновых культур.

Однако есть и проблемы. «На сегодняшний день рынок твердого биотоплива Украины относится к одним из наиболее динамично развивающихся в мире. Но несмотря на повсеместный запуск новых производств, качественной продукции на рынке крайне мало, — утверждает президент Ассоциации участников рынка альтернативных видов топлива и энергии Украины (АПЭУ) Виталий Давий. — Украина сегодня в основном выпускает индустриальные пеллеты и брикеты, которые сжигаются на ТЭЦ и ТЭС. Требования к качеству такой продукции минимальные, да и цены на мировых рынках на нее невысоки».

Помимо того, многие эксперты убеждены, что бурное развитие, демонстрируемое рынком в последние годы, в большинстве случаев чисто номинальное. «Украинский рынок твердого биотоплива наводнен «заводами-призраками», — считает руководитель отдела экспортной логистики Украинской биоэнергетической ассоциации (УБА) Дмитрий Дробот. — Многие из производителей переоценили свои силы в вопросе поставок сырья и сбыта готовой продукции, в результате работают лишь несколько месяцев в году или не работают вовсе».

Ввоз мусора запрещен!

До недавнего времени практически весь объем украинского пеллетного рынка (до 95%) шел на экспорт в страны Европейского Союза. Только в прошлом году среднемесячный экспорт пеллет из соломы и лузги подсолнечника увеличился, по разным оценкам, в 2—3 раза: с 20 до 50—60 тыс. тонн. По словам производителей, европейские партнеры готовы приобретать наши топливные пеллеты из органических отходов в неограниченных объемах. Основными покупателями украинской продукции являются Польша, Германия и страны Балтии, но, по данным некоторых игроков рынка, пеллеты отечественного происхождения востребованы также в Чехии, Италии и даже Великобритании. Однако уже в ближайшие годы количество внешних поставок из Украины резко сократится, поскольку европейский рынок «дорос» до процесса стандартизации.

С I квартала текущего года страны Старого Света начали планомерно вводить «разделение» топливных гранул. Если ранее статданных о различных сферах применения пеллет не существовало, а все твердое топливо ввозилось под единым стандартом качества, то сейчас существуют стандарт ENplus для пеллет бытового назначения и сертификат EN-В для «индустриальных» пеллет, используемых в промышленных предприятиях и коммунальных котельных. С новыми критериями ужесточаются и требования к экспортерам: желающие продавать продукцию по высокой цене должны будут жестко контролировать качество ее производства.

«Бизнес-модель по принципу «переработать отходы в товарную единицу и кому-нибудь сбыть» уже отходит в прошлое, — утверждает Виталий Давий. — Новая модель должна предусматривать создание цепочки от сбора сырья до поставок уже готовой продукции, причем на каждом из этапов необходимо выдерживать требования стандартов. В теории Украина обладает здесь большим потенциалом, однако пока предприятия, которые могут производить пеллеты по европейскому стандарту ENplus, можно сосчитать по пальцам. С ужесточением требований все больше украинской продукции переходит в категорию индустриального твердого биотоплива, тогда как главный заработок — в ритейле — доставке топлива конечному потребителю». То есть в недалеком будущем с рынка может уйти от 15 до 20 работающих компаний.

Топливный деликатес

Впрочем, смена ориентации может вызвать у производителей сложности, связанные с единственной проблемой: рынок потребления в Украине совершенно не развит. В то время как в соседней России доля внутреннего рынка потребления гранул собственного производства уже превышает 30%, у нас этот показатель колеблется в пределах 15% для агропеллет и 10% для древесных гранул. Основными отечественными потребителями пеллет являются небольшие производства (зачастую перерабатывающие в энергию собственные отходы — лесозаготовительные и деревообрабатывающие компании, масложирзаводы, компании по переработке сельскохозяйственной продукции) и коттеджные городки. Хотя при «хозяйском» подходе начиная с 2008 года можно было бы модернизировать как минимум 30% «проблемных» котельных в ЖКХ и перевести их на биотопливо. В той же Европе потребление пеллет в секторе промышленного и центрального отопления составляет 25% (против 15% в частном и 60% в индустриальном секторе).

Процесс полноценного формирования рынка внутреннего потребления, по некоторым оценкам, займет не менее пяти лет. Причин тому несколько, и первая из них — до недавнего времени сравнительно низкие цены на уголь и природный газ. Правда, как заявляют эксперты, уже в следующем году, когда цена на газ сравняется со среднеевропейской, отечественный потребитель постепенно начнет использовать пеллеты для отопления и производства электроэнергии.

«Информацию о растущем интересе украинцев к пеллетным котлам распространяют компании-дистрибьютеры таких котлов, — утверждает исполнительный директор Fuel Alternative LLC Юлия Березовская. — По нашей информации, большинство твердотопливных котлов для сжигания пеллет и брикетов, ввезенных в Украину, пылится на складах. Во-первых, в стране нет целенаправленной государственной политики по созданию внутреннего рынка твердого биотоплива, предусматривающей, по аналогии с европейскими практиками, субсидии и преференции для покупателей котлов на твердом биотопливе. Во-вторых, нет целенаправленной маркетинговой кампании со стороны производителей и поставщиков котлов, которые наивно предполагают, что это товар, который сам себя продает. Как результат, сегодня пеллетные котлы в бытовом секторе Украины ставят либо богатые, либо одиозные люди, желающие выделиться. Так что, несмотря на повышение цен на газ, этот отопительный сезон поставщики котлов на твердом биотопливе уже проиграли. Впрочем, не за горами очередное подорожание, так что шансы реализовать перевод ряда объектов с газа на твердое биотопливо есть. К тому же в коммунальном и промышленном секторе Украины отопление пеллетами имеет экономический смысл».

Вопросы специалисту

Владимир Омельченко эксперт энергетических программ ЦПЭИ:

Каковы перспективы развития рынка твердого биотоплива в Украине?

— Будут ли востребованы любые альтернативные источники энергии и тепла и станет ли их использование в нашей стране обычной практикой, зависит от того, насколько они будут конкурентоспособными по цене. Инвестиционные проекты в этой сфере нужно рассчитывать не «вообще», а отдельно для каждого случая, учитывая конкретные финансовые потоки и возможность получения долгосрочных кредитов. К сожалению, сейчас в стране доступность долгосрочных кредитов под нормальный процент очень затруднена, и если этот вопрос не решить, развиваться альтернативные виды энергии будут очень сложно.

Благами альтернативной энергетики уже активно пользуются европейские страны…

— Преимущество использования биотоплива европейцы оценили давно, однако там есть соответствующие условия для внедрения данных технологий. Например, за то, что семья или предприятие в Германии установит котел, работающий на топливных гранулах, государство выплачивает дотацию в размере от 500 до 2500 евро — в зависимости от мощности, комплектации и типа котла. С подачи государства к проектам альтернативной энергетики подключается банковский сектор, который стимулируют предоставлять долгосрочные кредиты на 15—20 и даже 30 лет под низкие проценты. А при тех условиях, которые сегодня созданы в Украине, вопрос внедрения альтернативной энергетики не перейдет из умозрительной в практическую плоскость.

Насколько велик потенциал Украины в сегменте альтернативной энергии и, в частности, твердого биотоплива?

— Потенциал очень велик. Сегодня альтернативные виды энергии составляют не более 1% в энергетическом балансе страны. 0,8% — на таком уровне используются возможности биотоплива. Теоретически на протяжении 5—6 лет мы можем довести долю альтернативной энергии до 10—15%. Это реально, но для этого нужны совершенно другие инвестиционные условия, более легкий доступ к долгосрочным кредитам, улучшение предпринимательского климата, защита прав собственности. Это целый комплекс вещей, которых у нас на сегодня нет.

Вы говорите о комплексе. Но ведь в Украине есть множество энергетических программ — неужели ни одна из них не прописывает комплексный подход?

— Первая программа энергоэффективности и энергосбережения была разработана еще при Кучме в 1996 году. С тех пор подобных документов было много, и среди них были толковые. Однако реализацию проекта двигает не бумага, а интерес. Как показала украинская практика, понимание, что проблема существует, — это одно, а решение конкретных задач — совершенно другое.

Что касается интереса, то со стороны частного бизнеса он сейчас вроде есть…

— Только нет инструментария! Нет конкретного механизма реализации хотя бы одного крупного проекта внедрения альтернативной энергетики. А ведь надо понимать, что все эти проекты долгосрочные: для того чтобы получить отдачу, нужно рассчитывать на срок от 3 до 10 лет, а то и больше. И все это время нужно вкладывать, ничего не получая взамен. В условиях рискованного инвестиционного климата наши бизнесмены идут на это достаточно неохотно: их отпугивает не только высокая стоимость оборудования и реконструкции, но и, в первую очередь, отсутствие заинтересованности на уровне государства.