close
История

«Все круги ада мной пройдены»: россиянин рассказал о заточении в африканской тюрьме

В декабре 1997 года на острове Занзибар в Африке произошло зверское убийство 15-летнего Алексея Сотникова, по подозрению в убийстве задержали его друзей — Ивана Очирова и Дмитрия Косякова. Эта история наделала много шуму как в Африке, так и в России. Очирова и Косякова приговорили сначала к смертной казни, затем к пожизненному заключению. «Комсомольская правда» узнала, как сейчас живут российские заключенные и есть ли шанс на их освобождение.

Дмитрию было 18 лет, когда произошло убийство. На Занзибаре он оказался вместе с отчимом, работавшим по контракту здесь. Семья Дмитрия дружила с другими русскими семьями — врачами ООН, а сам парень общался с ровесниками — Иваном и Алексеем.

В какой-то момент между тремя друзьями случилась ссора, а через некоторое время Алексея нашли мертвым. Из его дома также были похищены деньги — около 19 тысяч долларов. В расследовании было много нестыковок, однако виновными в гибели парня признали именно Ивана и Дмитрия. Суд Занзибара приговорил ребят к смертной казни, которую позже заменил пожизненным заключением.

Иван в 2011 году скончался от туберкулеза, а вот Дмитрий по-прежнему живет в тюрьме. Как рассказал местный житель Дима Волшебник, переехавший из России в Африку, Косяков теперь сидит в отдельной камере в бараке — до этого много работал, но ему требуется восстановление зубов, развлечений у него мало.

— Первые семь лет Диме собирали челюсть три раза. Это были годы испытаний… Он перепробовал все доступные работы. Что-то шил, мастерил, был лучшим поваром на всю тюрьму. Сейчас полегче. Он в авторитете. Его сделали «смотрящим». Его дверь всегда открыта, он имеет возможность ходить по коридору. У него в камере три ведра и тонкий поролоновый матрац — спать. В одном ведре чистая вода, второе — туалет. А в третьем он хранит продукты, которые присылают с воли или он там покупает. Бытовых радостей мало: телевизор есть во дворе, можно смотреть несколько часов. Мобильный телефон, Интернет запрещены, — рассказал Дмитрий Волшебник.

По его словам, в Танзании о Косякове многие знают и передают историю из уст в уста. Дмитрий навестил своего тезку в тюрьме и рассказал, как за годы заключения изменился Косяков.

– Правила простые: каждое воскресенье любой может навестить заключенного на 15 минут. Первое, что поразило меня в Диме Косякове, это его взгляд. Очень проницательный взгляд человека, который пережил столько — нам и не снилось. Где-то полгода Ваня с Димой находились в камере смертников. Это наложило большой отпечаток… У Димы есть книги. Многое привезли ему из библиотеки посольства. Потом я привез Гоголя, он мне дал Высоцкого взамен. У него есть, конечно, и Достоевский, и Чехов — целая коробка. Посоветовал ему переводить Гоголя на суахили, у него прекрасная чистая русская речь, поэтическое восприятие мира, два языка в совершенстве — суахили и английский, — сообщил Волшебник.

Дмитрий Косяков постоянно пишет письма — друзьям, матери. В одном из писем Волшебнику он рассказал о своей нелегкой доле.

— С пятилетнего возраста я безотцовщина. Один мужик в семье — я. Да мать разрывается на двух-трех работах. Так что воспитание улицей — самбо, футбол, карате, бодибилдинг, волейбол, стрит-файтинг (то есть по яйцам и в кадык не бить). Школа. Домашнее задание делал всегда на уроках, все очень легко схватывал и запоминал, учился хорошо. Мог бы и отлично, но не хотел выделяться.

Гараж, мотоцикл, дача, рыбалка, походы в лес. Параллельно учился на электронщика, ходил по домам, ремонтировал телевизоры, магнитофоны, утюги и т. д. Я был мал, но силен и удал. И, видать, шел неверным путем, т. к. своей жизнью я, может быть, разгневал Бога, и он создал мне обстановку жизни такую, чтоб я по-настоящему задался вопросом: что такое жизнь и Бог и что такое я в нем. 18 лет свободы и 20 лет тюрьмы. Или я уже умом тронулся? Ответь мне кто-нибудь, пожалуйста!

Все круги ада мной пройдены, все виды смертей от меня отреклись. Бог знает, каким еще способом произойдет мой конец. Я о том, что Бог еще любит меня и ставит испытаниями на место, выдергивая из самых лап смерти… Я постоянно работаю над собой. Когда удачно, когда как. … Вера! Вера в Бога. В Того, кто сотворил мир, и нас, и других. Ты уверен в себе на все сто процентов? Ты знаешь, когда придет твоя пора? Ты веришь, что смерть придет без боли, во сне? Или, может быть, ты веришь, тебе помогут деньги? До конца ли твоих дней они у тебя будут? А когда денег у тебя совсем не станет, сможешь ли ты остаться человеком?

Его мать, Клавдия Яцуненко, не теряет надежды увидеться с единственным сыном: она просила экстрадицию Димы, но безуспешно, так как не знает ни суахили, ни английский. Посольство РФ в Танзании продолжает заниматься делом Дмитрия Косякова.

Источник

Загрузка...